Мысленные эксперименты: Рутледжское пособие (The Routledge Companion to Thought Experiments)

Материал из Электронный каталог
Версия от 08:59, 14 ноября 2017; Admin (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Мысленные эксперименты: Рутледжское пособие. Ред.: М.Т. Стюарт, Й.Д.Х. Фехиге, Д.Р. Браун

(Michael T. Stuart, Yiftach J. H. Fehige & James Robert Brown (eds.), The Routledge Companion to Thought Experiments. Abingdon/New York: Routledge)

Творческое воображение в виде мысленных экспериментов всегда ― от досократиков и до нашего времени ― было основой философского мышления. Во многих сферах мысли, от физики до политики, мысленным экспериментам принадлежит центральная роль. The Routledge Companion to Thought Experiments бесценно как руководство и справочное пособие по этой многогранной теме. В этом учебном пособии, написанном международным коллективом автором и содержащем около 30 глав, рассматриваются следующие важные вопросы:

  • история мысленных экспериментов, от античности и до проблемы вагонетки и квантовой нелокальности;
  • мысленные эксперименты в гуманитарных и естественных науках, включая этику, физику, теологию, биологию, математику, экономику и политику;
  • природа мысленного эксперимента;
  • новые идеи, связанные с экспериментальной философией, сравнительными исследованиями разных культур, метафилософией, компьютерными моделями, идеализацией, диалектикой, когнитивистикой, с вопросом о связи мысленного эксперимента с искусством и с метафизическими вопросами.

Пособие отличается широтой содержания как по охвату разных исторических периодов, начиная с самых ранних, так и по разнообразию проблем, относящихся к различным дисциплинам. В нем рассматриваются также аспекты темы, связанные с такими философскими направлениями, как эмпиризм, рационализм, натурализм, плюрализм, контекстуализм, неокантианство, феноменология. Эта книга будет полезна всем, изучающим методы философии или любой другой дисциплины, в которой используются мысленные эксперименты, а также тем, кого интересуют возможности и пределы нашего разума.

Michael T. Stuart ― сотрудник Центра философии естественных и социальных наук Лондонской школы экономики.

Yiftach Fehige ― доцент Института истории и философии науки и техники в Торонтском университете Канады.

James Robert Brown ― профессор философии в Торонтском университете Канады.

 

Книга состоит из четырех частей:

Часть I. Из истории мысленных экспериментов.

Часть II. Мысленные эксперименты в различных областях исследования.

Часть III. Современные подходы в философии мысленного эксперимента.

Часть IV. Темы, проблемы и взаимодействие различных подходов.

Пособие начинается с написанного его редакторами введения: «Изучение мысленных экспериментов: современное состояние»: THOUGHT EXPERIMENTS: State of the art (Introduction to The Routledge Companion to Thought Experiments)

В нем отмечается, что термин «мысленный эксперимент» был введен в философию Гансом-Кристианом Эрстедом в 1811 г., однако он не привлекал серьезного внимания философов вплоть до 80-х годов XX в. Таким образом, (сравнительно с тем, сколько времени существует философия) это относительно новая для нее тема. Самые исходные вопросы здесь все еще остаются открытыми; продолжается обсуждение того, что такое мысленные эксперименты, для чего они нужны и как они осуществляются.

Достаточно перечислить ряд классических примеров мысленных экспериментов, чтобы увидеть, насколько они разнообразны. В философии известны китайская комната Серля, двойник Земли (и мозг в бочке) Патнэма, «машина иллюзий» Нозика, «первоначальное положение» Ролза, исследователь цвета Джексона/Деннета, скрипач Джудит Томсон, зомби Чалмерса, жук Витгенштейна, пещера Платона (и кольцо Гига), гавагаи Куайна, «болотный человек» Дэвидсона, диск Пуанкаре, проблема вагонетки Фута и многие другие2. Эти мысленные эксперименты в значительной степени определяют историческое развитие философии и используются в ее преподавании. Действительно, существует учебник (уже вышло его 5-е издание), цель которого ― ввести студентов в философию исключительно через мысленные эксперименты (Теодор Шик и Льюис Вон мл. ― [1]). И их способность активизировать работу сознания часто используется не только на занятиях по философии: существует несколько сборников мысленных экспериментов для широкой аудитории (например, [2]; [3]), и они часто используются при обучении онлайн.

Мысленные эксперименты широко распространены в естественных науках. Известны рассуждения Лукреция о копье, брошенном за край вселенной, демон Максвелла, лифт (и поезд) Эйнштейна, кот Шредингера, ведро (и пушечное ядро) Ньютона, микроскоп Гейзенберга, брошенные тела Галилея (и маятник, наклонные плоскости и корабль), дилемма заключенного и перекинутая через призму цепь Стевина. Они встречаются также в чистой и прикладной математике, где им принадлежит важная роль в различных ее областях, от геометрии до представлений о бесконечности.

Основное внимание исследователей обращено на мысленные эксперименты в науке и философии. Сфера мысленных экспериментов станет, однако, намного шире, если признать, что к мысленным экспериментам с успехом могут быть отнесены многие произведения искусства. Было бы полезно рассмотреть в качестве мысленных экспериментов создание и оценку произведений искусства.

Мысленные эксперименты имеют серьезное значение и в повседневной жизни [4]. В широком смысле слова мысленными экспериментами можно считать обычное планирование своего дня, выбор наилучшего маршрута к нужному пункту, выбор еды и т. д. Мысленные эксперименты и неоднократная повторная визуализация могут использоваться также в терапии, например для преодоления фобий [5].

Мысленные эксперименты образуют, таким образом, крайне разнообразный набор мыслительных действий. Поскольку не существует их общепринятого определения, следует начать с как можно более широкого представления. Т. е. мы должны осознанно минимизировать предварительный набор определяющих признаков, чтобы выявить все многообразие таких когнитивных действий, которые имеет смысл называть мысленными экспериментами. И только когда мы перейдем к развитию исторических, социологических и философских представлений о мысленных экспериментах, потребуется сузить поле зрения, выделяя интересующие нас в этих случаях виды мысленных экспериментов и их характеристики.

Имея в виду слово «спутник» (companion) в названии книги, авторы призывают читателей видеть в ней не опытного проводника, которому известны дороги на незнакомой для них территории, а своего товарища, увлеченного ее изучением.

Первый важный способ рассмотрения мысленных экспериментов ― исторический, ценность этого подхода намного больше, чем только решение философских задач. Независимо от того, что может дать, например, изучение мысленных экспериментов Ибн Сины (Авиценны) для понимания мысленного эксперимента вообще, необходимо выяснить, какую роль играли они в его эпистемологии и как воспринимались его современниками. Внимание к мысленным экспериментам может дать историкам еще одну линзу, через которую можно увидеть нечто новое в тех эпохах и живших в то время мыслителях, которые уже стали предметом их исследования. Эта линза используется в I части книги.

Неправильно было бы, однако, пренебрегать тесными связями между историческим и философским анализом мысленных экспериментов. Вообще говоря, историки не могут каталогизировать и анализировать мысленные эксперименты, не делая каких-либо философских допущений о природе умозаключения, данных, воображения и отношений между ними. И наоборот, философам нельзя надеяться, что они смогут разработать общее понимание мысленного эксперимента, не обращаясь к историческим примерам и разъяснениям, которые дают им историки. Эта взаимная зависимость между историей и философией мысленных экспериментов детально анализируется в главах I части, которые могут служить также расширенным введением в изучение мысленных экспериментов и (вместе со II частью) источником данных для проверки философских выводов, содержащихся в III и в IV части.

В главе о Платоне Александр Беккер обращает внимание на богатство его литературных приемов и техники и ставит вопрос о том, что общего у плодов фантазии Платона с мысленными экспериментами и чему они могли бы нас научить.

Краткое знакомство с историческими примерами и способами использования мысленных экспериментов, которое дает I часть, ведет к ряду философских и социологических вопросов. Каковы общие особенности тех или иных видов мысленных экспериментов? Существуют ли различия между тем, как в разных группах исследователей разделяют мысленные эксперименты, фантазии, модели и доказательства? Насколько зависят от контекста критерии успеха мысленных экспериментов, и что может влиять на их изменение? Для ответа на эти вопросы нужен более широкий взгляд, и естественно поэтому смотреть не только на эпохи и мыслителей, но и на различные области исследования. Какого рода мысленные эксперименты используются, например, в политических и экономических науках, в теологии, этике, физике, биологии и математике? Чем они отличаются, как они используются и как изменяются? Эти вопросы рассматриваются во II части, где собраны обзоры различных областей науки и дается представление о различных приемах и особенностях мысленного экспериментирования.

Затем рассматривается история философских подходов к рассмотрению мысленных экспериментов. Существует немного работ, рассматривающих историю философии мысленных экспериментов, и в центре их внимания находится философия науки. Это неслучайно: ранние представления о них относились к вопросу о их значении для научных экспериментов. В 18-й главе Марко Будзони (Marco Buzzoni) пишет, что Кант не выделял мысленные эксперименты и не использовал немецкий термин Gedankenexperiment, но его идеи крайне важны для истории и теории мысленных экспериментов. Многие аспекты критической философии Канта имеют отношение к понятию мысленного эксперимента, включая его определение научного эксперимента, различение знания (knowing) и мышления (thinking) и представления о чистом и практическом разуме. Роль Канта в истории понятия мысленного эксперимента особенно важна в связи с его влиянием на Г.-К. Эрстеда. Этот термин был впервые использован не Махом, как считалось несколько десятилетий тому назад, а датским ученым Гансом-Христианом Эрстедом, который ввел его (не только на датском языке: Tankeexperiment, но и на немецком: Gedankenexperiment; [6]), разъясняя мысли Канта о соотношении математического и физического знания.

За Эрстедом последовали такие философы, как Эрнст Мах, Алексиус Мейнонг, Пьер Дюгем, Томас Кун и Имре Лакатос. Затем Дж. Дэнси рассмотрел использование мысленных экспериментов в этике, а Д. Деннет ― в эпистемологии и метафизике.

Т. Кун рассматривал роль мысленных экспериментов в научной революции.

Различные концепции мысленного эксперимента формировались под влиянием таких подходов, как рационализм, эмпиризм, натурализм и феноменология. Существуют и другие позиции, например, плюрализм, контекстуализм и скептицизм. Может возникать и комбинация различных подходов.

Изучение мысленных экспериментов ― редкий пример пересечения четырех направлений: истории, философии, когнитивистики и социальной науки, который дает ценную возможность обмена идеями. Объединение результатов, полученных в этих областях (а также и в других) может улучшить наше понимание возможностей и пределов разума. Каждый из философских «измов» может, таким образом, надеяться, с одной стороны, внести свой вклад в развитие исторических, когнитивных и социальных исследований, а с другой ― обогатиться их результатами.

Современное положение дел в философии мысленных экспериментов хорошо представлено в главах III части. Конечно, они не исчерпывают всех возможностей (и не имеют такой цели). Вопросы, которые в них поставлены (а также ряд других вопросов) рассматриваются в IV части книги.

Авторы надеются, что это пособие вызовет обсуждение, критику и сопоставление изложенных в нем позиций с другими взглядами.

Плодотворное взаимодействие между историей, философией и социальными и когнитивными науками, конечно, присутствовало в сфере изучения мысленных экспериментов с самого начала. Поэтому в большинстве глав этой книги исторические аргументы представлены с учетом эпистемологических и метафизических предпосылок, а философские аргументы ― с учетом определенных результатов исторических, когнитивных и социальных наук. И хотя материал книги распределен в ней по частям таким образом, чтобы сделать ее более легкой и приятной для чтения, границы между этими разделами более или менее искусственны.

Авторы подчеркивают, что круг вопросов, связанных с мысленными экспериментами, ― учитывая, что они касаются такого большого количества дисциплин ― представляется безграничным. И хотя в книге анализируются многие из них, сделать остается намного больше.

«Добро пожаловать на платоновские небеса!» ― таким обращением к читателям заканчивается введение.

 
  1. Schick, T. and Vaughn, L. (2012) Doing Philosophy: An Introduction through Thought Experiments, 5th ed., New York: McGraw-Hill.
  2. Tittle, P. (2004) What If ... : Collected Thought Experiments in Philosophy, Essex: Pearson.
  3. Cohen, M. (2004) Wittgenstein’s Beetle and Other Thought Experiments, Somerset: Wiley-Blackwell.
  4. Nersessian, N. J. (2007) “Thought experiments as mental modelling: Empiricism without logic,” Croatian Journal of Philosophy VII: 125–161.
  5. Gendler, T. S. (2004) “Thought experiments rethought—and reperceived,” Philosophy of Science 71: 1152–1163.
  6. Ørsted, H. C. (1811 [1920]) “Første Indledning til den almindelige Naturlaere,” in Hans Christian Ørsted: Naturvidenskabelige Skrifter: Samlet Udgave me to Afhandlinger om Hans Virke, vol. 3, edited by K. Meier, Kopenhagen: Andr. Fred. Høst and Søn.