Thomas Ryckman. Einstein – Об Эйнштейне как философе

Материал из Электронный каталог
Перейти к: навигация, поиск
Thomas Ryckman. Einstein – Об Эйнштейне как философе

Книга: Thomas Ryckman, Einstein, Routledge, 2017 вышла в серии "Routledge Philosophers".

Книги этой серии служат введением в идеи известных западных философов. Каждая книга посвящена одному из крупных философов или мыслителей, их идеи представлены в историческом контексте, объясняются и оцениваются их ключевые аргументы и рассматривается их наследие. Кроме того, они содержат хронологические таблицы важных дат и событий, связанных с жизнью философа, есть краткое резюме глав, представлены аннотированные списки дополнительной литературы и словарь специальных терминов. Их характеризуют и как идеальный вариант для новичков в философии, и как полезное чтение для интересующихся данными темами специалистов более высокого уровня. В серии вышли книги о Канте, Юме, Дьюи, Пирсе, Набермасе, Платоне и других философах.

Ее автор, Томас Рикман, преподает философию в Стэнфордском университете США[1]. Он автор книги «The Reign of Relativity: Philosophy in Physics 1915–1925» (2005)[2].

Аннотация

Альберт Эйнштейн (1879–1955) был величайшим физиком XX века. Менее известно, однако, что среди проблем, над которыми он размышлял, центральное место занимали фундаментальные философские проблемы, такие как формирование понятий, роль эпистемологии в развитии и объяснении особенностей физических теорий и противостояние позитивизма и реализма.

Томас Рикман показывает, что уже в самом начале своей деятельности, в то время, когда к двум главным теориям классической физики ― механике Ньютона и теории электромагнетизма Максвелла ― относились как к имеющим лишь ограниченное значение, Эйнштейн стремился сформулировать такие физические принципы, которые могли бы стать надежной опорой для развития физической теории. Эта философская установка привела его к самому большому триумфу ― созданию общей теории относительности и к самой большой неудаче ― отказу принять квантовую механику. Эта книга показывает, что источником его философии было постоянное стремление выработать общую теоретическую картину, охватывающую все физические явления. В ней также показано, как теория относительности Эйнштейна и его критика квантовой теории определили направление развития философии науки в XX веке.

Оснащенная хронологической таблицей, словарем, резюме к каждой главе и списком дополнительной литературы, книга «Эйнштейн» является идеальным введением в творчество этого выдающегося деятеля науки и философии, ставшего культовой фигурой науки XX века. Ее необходимо прочитать студентам, изучающим философию науки, и она может быть полезна тем, кто работает в близких областях, таких как физика, история науки или история идей.

Из обзоров книги

В книге Томаса Рикмана, хорошо написанной и основанной на глубоком знании материала, Альберт Эйнштейн представлен и как физик, и как философ. Анализ работ Эйнштейна по статистической механике, о которых часто забывают, и блестящее описание знаменитой дискуссии Бора и Эйнштейна превосходят все, что мне известно из литературы по этой теме. Прочитав эту книгу, я узнал много нового, так же будет и с вами. ― James Trefil, George Mason University, USA.
Книга Рикмана, основанная на глубоком исследовании материала, дает ясное представление о развитии взглядов Эйнштейна по философии науки. В ней блестяще показано, как шло развитие идей Эйнштейна в области философии науки, который постоянно стремился осмыслить процесс революционных изменений, происходящих в теоретической физике. ― Lawrence Sklar, University of Michigan, USA
Мастерски написанная книга. Рикман анализирует в ней, как в ходе усилий по решению проблем классической физики, теории относительности и квантовой механики Эйнштейн одновременно вырабатывал свои философские позиции. Рикман дает историческое описание этой деятельности и показывает ее философское значение; материал излагается на уровне, доступном для студентов, изучающих философию и не имеющих специальных знаний по физике, но без излишних упрощений. Можно только поражаться, как ему удалось совершить этот подвиг! ― Dennis Lehmkuhl, California Institute of Technology, USA

 

В эпиграфе к вводной главе Рикман приводит цитату из письма Эйнштейна математику Эдварду Штади, где он пишет, что не может чувствовать себя уютно и как дома ни в одном из «измов», и что ему всегда кажется, что такой изм силен только до тех пор, пока он может питаться слабостью другого, противостоящего ему изма. Но если противник гибнет, и он остается один в поле, то слабеет и едва держится на ногах.

Эйнштейн был физиком-теоретиком, пишет Рикман, а не философом в обычном смысле слова. Его вклад в физическую теорию и влияние на развитие этой науки можно сравнить только с исследованиями И. Ньютона. Его работы, вышедшие одна за другой в течение нескольких месяцев annus mirabilus (года чудес) 1905 г., привлекли к нему внимание самых выдающихся физиков. Наиболее известна статья о специальной теории относительности, в которой было показано, что известное противоречие между максвелловской теорией электромагнетизма и классической механикой требует внести изменения в теорию Ньютона. Сам Эйнштейн отдавал предпочтение гипотезе о квантовой природе света; из трех этих работ только ее он считал самой революционной. В ней впервые обосновывалось, что введенные Планком кванты энергии являются физическими сущностями. Под влиянием статьи о теории броуновского движения в течение нескольких лет были проведены эксперименты, результатом которых стало общее признание реальности атомов. Его величайшим достижением стала релятивистская теория гравитации, или «общая теория относительности», которая появилась в 1915 г., после восьми лет работы во время I Мировой войны. Разрабатывая эту теорию, Эйнштейн стремился устранить последние следы неизменной исходной структуры пространства и времени; в 1917 г. он применил ее к описанию строения вселенной, создав таким образом современную релятивистскую космологию. Даже его неудачи впечатляющи. Его несогласие с корпускулярно-волновым дуализмом теории света 1909-го г. сыграло важную роль в подготовке условий для следующей революции в физике XX в., индетерминистской квантовой теории, которую он так и не принял. Он внес наибольший вклад в создание базиса, определяющего современное понимание природы и всей Вселенной. Совершенно неудивительным поэтому и вполне заслуженным было признание его журналом «Тайм» «персоной века» (26 декабря 1999 г.).

В каком же смысле можно считать Эйнштейна философом? Рикман пишет, что точнее его можно назвать «философом-ученым» ― как в названии книги, вышедшей под ред. П. Шлиппа (Schilpp, Paul A. (ed.), Albert Einstein: Philosopher-Scientist. Evanston, IL: Northwestern University Press, 1949). Взгляды философов, отмечает он, обычно развиваются в диалоге с другими философами или в форме анализа их идей; для Канта, например, это были идеи Юма (эмпиризм) и Лейбница (рационализм). Но в работах Эйнштейна очень мало примеров такого рода. Есть краткие упоминания о текстах Юма и Эрнста Маха, которые помогли ему осознать в 1905 г., что господствующие в то время, в основном, на имплицитном уровне,  представления об абсолютном времени (абсолютной одновременности) не являются физическими по своей сути. И как показывают слова, вынесенные в эпиграф, он разделял со многими физиками своего времени пренебрежительное отношение к «шаткости» разных «измов».

О пренебрежительном отношении к существующим в философии разделениям свидетельствует одна его итоговая самохарактеристика, где он относит себя к «недобросовестным оппортунистам», считая, что он может выглядеть то как реалист, то как идеалист или позитивист, платоник или пифагореец.

Рассматривать Эйнштейна как философа, даже с оговоркой ― философ-ученый, означает считать, что существует эйнштейнианская философия. Но можно ли изложить в виде единого целого если не все, то хотя бы большую часть его замечаний философского характера, рассыпанных по разным его текстам?

Сторонники логического эмпиризма вдохновлялись некоторыми из его заметок, появлявшихся ранее 1925 г., которые мало чем отличаются от того, что можно найти в позитивистских учебниках. Но ни один из вариантов позитивизма нельзя согласовать с появившимися позже известными замечаниями Эйнштейна об использовании математических построений или стремлении к «логической простоте» как о пути к раскрытию потаенных секретов природы.

Такие резкие изменения во взглядах могут привести в смятение любого, кто стремится нарисовать убедительную картину философских идей Эйнштейна, опираясь на его высказывания. Одна из таких попыток принадлежит физику и историку науки Джеральду Холтону. Холтон, ведущий исследователь творчества Эйнштейна своего времени, изображает деятельность Эйнштейна в виде философской одиссеи: это «паломничество… началось на исторической почве позитивизма», в значительной степени под влиянием Маха. Затем «отступничество» от Маха становилось все более и более очевидным, особенно после триумфа общей теории относительности, успеха, который Эйнштейн связывал с признанным им наконец математическим «теоретико-конструктивным» (speculative-constructive) методом. Конечным философским пунктом для Эйнштейна становится, таким образом, «рационалистический реализм», где он по существу перевернул феноменологический позитивизм Маха «с ног на голову». Интерпретация Холтона поучительна и получила большую известность.

Будучи в целом верной, схема Холтона не во всем соответствует фактам; молодой Эйнштейн был не только последователем Маха, но и сторонником Больцмана, признающего реальность атомов, в отличие от Маха, который считал атомизм «метафизической» гипотезой. С другой стороны, в поздний период Эйнштейн (рационалистический реалист, по Холтону) мог казаться прагматистом почти в стиле Дьюи, заявляя, что «вся наука является не чем иным, как усовершенствованием повседневного мышления» (в статье «Физика и реальность», см.: Эйнштейн А. Собр. науч. трудов. Т. 4. М.: Наука, 1967. С. 200). Остается поэтому вопрос, как устранить существующие разрывы между противоречащими как будто друг другу философскими высказываниями.

Ключ к ответу Рикман видит в лекции Эйнштейна «О методе теоретической физики» (Оксфорд, 10 июня 1933 г.), где он заявил: «Если вы хотите узнать у физиков-теоретиков что-нибудь о методах, которыми они пользуются, я советую вам твердо придерживаться следующего принципа: не слушайте, что они говорят, а лучше изучайте их работы» (там же, 181).

Чтобы выявить философские идеи самого Эйнштейна, нужно следовать этому совету. Это философия, которая проявляется в его творчестве, в том, как он развивал или критиковал теорию, выявляя ее следствия. Это означает наличие ряда полезных общих принципов ― физических, логических, методологических и метафизических. Хотя во многих философских замечания Эйнштейна проявляется его знакомство с различными философскими идеями, в своей теоретической деятельности он руководствовался именно некоторой «философией принципов» и выражал это в своих философских высказываниях; он говорил, что «физик уже не может просто уступить философу право критического рассмотрения теоретических основ; он, безусловно, лучше знает и чувствует, в чем слабые стороны этой основы» (там же). (В оригинале использовано выражение «he himself knows best… where the shoe pinches him”, что буквально означает «он сам лучше знает…, где ему жмет ботинок».)

 

   Contents

     Acknowledgements ix

     Chronology x

     Introduction  1

   1  Life and works  16

         Part I   Quantum theory  27

   2  On the road to Planck 1900  29

   3  Contributions to the old quantum theory  59

   4  Quantum mechanics  107

         Part II   Relativity  163

   5  Special relativity  165

   6  General relativity  196

         Part III   Geometry and philosophy  247

   7  Geometry and experience  249

   8  Philosophy of science – realism  284

   9  Philosophy of science – constructivism  306

   10  Philosophy of science – rationalism  341

   11  Influence and legacy  366

     Glossary 391

     Index 398

 
  1. https://philosophy.stanford.edu/people/thomas-ryckman
  2. Thomas Ryckman. The Reign of Relativity: Philosophy in Physics 1915-1925. Oxford Studies in the Philosophy of Science. Oxford University Press, 2005. ISBN 0198039379, 9780198039372.